глубоко.
люби меня, пока я ещё верю в это.
в твоих черных, потускневших, стеклянных глазах, глазах раненого зверя, дичайшего животного, разъяренного быка, в твоей паре черных обсидианов, в этих двух черных выпивающих меня насквозь дырах, в твоих налитых кровью глазах... простите, господа,это все мои мурашки.
о чем же я хотела сказать... о, верно.
в твоих глазах я вижу странную ярость. странное облако ярости, стремительно окутывающее мои конечности, по всем моим энергетических точкам, по чакрам всем и чуть ли не по душе всей. в моей стране опять дожди, а у тебя снег лежит. так же в наших головах, мой хороший. только почему у тебя прямо сейчас плавится весь снег, словно шарик клюквенного мороженного на солнце? я вижу это в твоих глазах! так почему же у тебя в глазах с быстротою молнии зарождается маленький ад? с тобой я начну верить в теорию большого взрыва, о мой мальчик, ты сам и есть настоящий необузданный хаос, спящий в глубинах эпидермиса, к которому я не имею права прикасаться. ну, за исключением, когда передаю точилку - у тебя быстро стираются карандаши, ведь ты пишешь с нажимом, продавливая буквы прямо в плоть стола, в свою коленку или в холодный паркет. холодный, угрюмый, мрачный, мною яростно любимый и тихо ненавидимый. я готова была разбивать свое сердце снова и снова, когда видела этот чертовски ледяной холод в глазах и исходящее тепло от тела, смешанного с тонкой вуалью запаха осени.

только вот сейчас ты стоишь, что-то шепчешь своим прожженым, дымчатым голосом, и в твоих глазах разгорается маленький ад.

мой хороший, это убивает.